Беспорядки в Грузии. Разгон манифестации в Тбилиси.

По данным "Википедии"

4 марта у памятника Сталину в Тбилиси начался собираться народ. Грузинский коммунист Парастишвили забрался на постамент монумента, отпил из бутылки вино, разбил её и сказал: «Пусть так же погибнут враги Сталина, как эта бутылка!».

5 марта 1956 года в годовщину смерти И. В. Сталина студенты и рабочие собрались на улицах и площадях Тбилиси с лозунгом «Не допустим критики Сталина». Демонстрация с портретами Сталина прошла по проспекту Руставели. Демонстранты требовали у прохожих снимать шапки, а водителей — давать гудки.

8 марта, по данным публициста Льва Лурье ("1956 год. Середина века"), митингующие выдвинули требования к властям:
- 9 марта объявить нерабочим траурным днём,
- во всех местных газетах поместить статьи, посвящённые жизни Сталина,
- в кинотеатрах демонстрировать фильмы «Падение Берлина» и «Незабываемый 1919-й» Михаила Чиаурели
- пригласить на митинг Чжу Дэ, который в это время находился в Тбилиси с визитом.

Вечером 9-го числа на грузовиках из Гори в Тбилиси приехало около 2000 человек. Мирные митинги проходили пять дней.

В ночь на 10 марта, желая отправить телеграмму в Москву, толпа ринулась к телеграфу, где по ней был открыт огонь. В результате, по данным МВД Грузии, было убито 15 и ранено 54 человека, из которых 7 умерло в больницах, 200 человек было арестовано.


По данным "Конфликтолога" (2006 год)

В 1956 году вслед за разоблачением “культа личности” в Грузии был шок. В трехлетнюю годовщину смерти Сталина грузины, численностью, по оценкам, порядка 6000 человек, стали стихийно собираться у монумента вождю в Тбилиси, и к 5 марта события приняли весьма напряженный характер – машины отчаянно гудели, а толпа скандировала хвалы Сталину, Ленину и советской Грузии.

Свидетель сообщает, что ему встретилась этим днем толпа в 120-150 студентов, шедшая прямо по центру проспекта с венками и портретами Сталина; сами участники марша шли с непокрытыми головами и требовали у всех встречных снимать шапки.

В следующие дни марши повторялись, появились красные флаги с траурной каймой. Примерно с 7 марта демонстранты стали бить тех, кто реагировал на их действия без энтузиазма, а во второй половине дня огромной толпой собрались на площади Ленина и добились, чтобы сперва на здании горсовета, потом на здании штаба Закавказского военного округа были водружены траурные флаги и портреты Ленина и Сталина, а местные поэты читали стихи во славу вождя.

Среди лозунгов встречались такие, как “Молотова генсеком!”, “Долой Хрущева!”, “Слава Сталину!” . Дошло в течении последующих двух дней уже и до кличей об отделении Грузии. Милиция вообще никак не реагировала, и устрашенный разгневанной толпой первый секретарь Мжаванадзе призвал на помощь военных.

Площадь Ленина и проспект Руставели были затем при помощи танков очищены, несмотря на попытку загородить им дорогу рядом портретов Сталина и Ленина, но в соседнем парке у монумента Сталину собралась решительно настроенная толпа, ее начали прессовать в три часа ночи и довольно быстро разогнали. В общей сложности погибло 20 человек и 60 ранено.

Армия продолжала патрулировать город 10 числа, когда несколько раз группы местных жителей пытались пробиться к монументу, дошло до выстрелов в воздух.